О проектировании для ХМАО и Кубенского

Как и поче­му не надо рабо­тать с государством.
И надо ли вообще?

В 2017 – 2018 гг. мы сде­ла­ли про­ект раз­ви­тия села Кубен­ско­го. Он вклю­ча­ет в себя ряд объ­ек­тов: куль­тур­ный центр, дет­скую и юно­ше­скую спор­тив­ную шко­лу, рынок, тор­го­вые пави­льо­ны и кон­цеп­цию бла­го­устрой­ства.  А в 2019 – 2020 мы сде­ла­ли два про­ек­та для горо­да Лян­то­ра (Сур­гут­ский рай­он, ХМАО). Один про­ект — пар­ка Моло­дё­жи, а дру­гой — скве­ра Друж­бы наро­дов.

Текущий результат проекта в ХМАО

На Таври­де мы позна­ко­ми­лись с Т. П. Тель­ма­но­вой и её сотруд­ни­ка­ми Камил­лой Реза­е­вой и Темур­джо­ном Манс­уро­вым из Цен­тра ком­пе­тен­ций ХМАО, и дого­во­ри­лись, что бес­плат­но сде­ла­ем про­ект для кон­кур­са малых горо­дов. С усло­ви­ем, что они сфор­ми­ру­ют заяв­ку, а мы сде­ла­ем про­ект. Были достиг­ну­ты дого­во­рён­но­сти, что рабо­та будет вестись сов­мест­но: мы дела­ем архи­тек­тур­ный про­ект, а они фор­ми­ру­ют и пода­ют заявку.

По скве­ру Друж­бы наро­дов Центр ком­пе­тен­ций ХМАО не испол­нил свои обя­за­тель­ства в нача­ле года, не отпра­вив наш про­ект на кон­курс малых горо­дов мин­строя, пере­ме­стив его на сле­ду­ю­щие эта­пы кон­кур­са (сослав­шись на то, что у них есть дру­гие про­ек­ты для отправ­ки на этом эта­пе). Т.е. срок сда­чи пере­но­сил­ся, как мини­мум, три раза: с осе­ни на зиму, с зимы на лето, а потом и на 21 год. В резуль­та­те, они вооб­ще отка­за­лись пода­вать его в соста­ве заяв­ки, чем нару­ши­ли дого­во­рён­но­сти, кото­рые у нас были с ними еще с 2019 г.

Парк Молодежи, проект. DMTRVK

Парк Моло­де­жи, про­ект. ©DMTRVK

По пар­ку Моло­дё­жи ока­за­лось, что Ста­ни­слав Валов — сотруд­ник адми­ни­стра­ции Сур­гут­ско­го рай­о­на, кото­рый нам пред­ла­гал сде­лать про­ект на этот парк, — наме­рен­но ввёл нас в заблуж­де­ние: ока­за­лось, что муни­ци­па­ли­тет Лян­то­ра ниче­го о про­ек­те не зна­ет, несмот­ря на то, что Валов убеж­дал нас, что этот парк будет реа­ли­зо­ван. Мы не мог­ли пред­по­ла­гать подоб­ной под­ло­сти, пото­му что Валов вышел на нас через Т. П. Тель­ма­но­ву, к кото­рой у нас было боль­шое дове­рие со вре­ме­ни Таври­ды (ведь мы дела­ли ворк­шо­пы для них — для Сур­гу­та — от Росмо­ло­де­жи на фести­ва­ле Таври­да). На вопрос — а как же так вышло, что мы бес­плат­но сде­ла­ли про­ект, кото­рый не будет реа­ли­зо­ван, Валов отве­чал в клю­че: «ниче­го страш­но­го, я про­бью реа­ли­за­цию». С тех пор ника­ких подви­жек, конеч­но, несмот­ря на письма.

Сей­час, огля­ды­ва­ясь назад, на ход рабо­ты по про­ек­ту скве­ра Друж­бы наро­дов, вид­но, что был неко­то­рый пере­лом­ный момент, кото­рый мож­но было бы заме­тить в мане­ре обще­ния под­чи­нён­ных Т. П. Тель­ма­но­вой в янва­ре 2020. Ско­рее все­го, имел место кон­фликт инте­ре­сов. Но все рав­но не ясно, зачем надо было это всё устра­и­вать. Ведь рабо­та была сде­ла­на, (даже про­ве­де­на сес­сия соучаст­ву­ю­ще­го проектирования/обсуждения с жите­ля­ми, и вне­се­ны соот­вет­ству­ю­щие кор­рек­ти­ров­ки в про­ект), и мы жда­ли выпол­не­ния обя­за­тельств со сто­ро­ны Цен­тра компетенций.

Когда ста­ло окон­ча­тель­но ясно, что Центр ком­пе­тен­ций не соби­ра­ет­ся выпол­нять свои обя­за­тель­ства, мы нача­ли писать губер­на­то­ру Кома­ро­вой; пись­ма спу­сти­ли вниз, в Центр ком­пе­тен­ций, и в раз­го­во­ре Т. П. Тель­ма­но­ва дошла до того, что обе­ща­ла, что, если мы будем писать пись­ма губер­на­то­ру, у нас не про­сто будет зака­зов в ХМАО. Может быть, Т. П. Тель­ма­но­ва опи­ра­ет­ся на дав­ние репрес­сив­ные тра­ди­ции реги­о­на? Одна­ко, вре­мя кате­го­ри­че­ски изме­ни­лось, и сила в мак­си­маль­ной откры­то­сти и доступ­но­сти инфор­ма­ции — а не в ста­рых сце­на­ри­ях замал­чи­ва­ния и заби­ва­ния. Дове­рие окон­ча­тель­но подо­рва­но, все воз­мож­но­сти раз­ре­шить кон­фликт исчер­па­ны, и един­ствен­ное, что мы можем сде­лать — рас­ска­зать о том, как рабо­та­ет Т. П. Тель­ма­но­ва и её команда.

Текущий внезапный результат проекта для Кубенского

По Кубен­ско­му совер­шен­но вне­зап­но, под выбо­ры, было сде­ла­но бла­го­устрой­ство имен­но в тех местах (sic!), где это пред­ла­га­лось в нашем про­ек­те. Един­ствен­ная про­бле­ма в том, что сде­ла­но это было совсем не так, как это пред­ла­га­лось нами.

Архитектурная концепция Яхт-клуба в селе Кубенском. ©DMTRVK

Архи­тек­тур­ная кон­цеп­ция Яхт-клу­ба в селе Кубен­ском. ©DMTRVK

Жут­кие лавоч­ки, здо­ро­вен­ная асфаль­ти­ро­ван­ная пло­щад­ка, бере­го­укреп­ле­ние в пру­ду, и здо­ро­вен­ная пря­мо­уголь­ная видо­вая пло­щад­ка. Оче­ред­ное про­вин­ци­аль­ное позо­ри­ще. Хотя, кажет­ся, сде­ла­но на века. По край­ней мере, пока не сре­жут на чермет.

Опыт бере­го­укреп­ле­ния набе­реж­ной реки Волог­ды, види­мо, ниче­му не научил кубен­ских чинов­ни­ков — веро­ят­но, это про­бле­ма обще­го низ­ко­го уров­ня обра­зо­ва­ния этих людей, — как ина­че мож­но обьяс­нить, как мож­но было сде­лать такой неэс­те­тич­ный кош­мар. А позвать нас для раз­ра­бот­ки хоро­ше­го про­ек­та не поз­во­ли­ла гор­дость или что ещё — мож­но толь­ко гадать. Очень жаль, что тов. Жестян­ни­ков тоже не позвал нас раз­вить и реа­ли­зо­вать наш же проект.

Может пока­зать­ся, что для Кубен­ско­го, в его совер­шен­но депрес­сив­ном состо­я­нии, это хоть что-то, — но толь­ко если упу­стить из виду, что, по-сути, это как мёрт­во­му при­пар­ки — оче­ред­ная пока­зу­ха рядом с асфаль­ти­ро­ван­ной пло­щад­кой для про­ве­де­ния празд­ни­ка Огурца/Дня Села/Коня/проч. В общем — мест­ные мене­дже­ры в оче­ред­ной раз ска­за­ли о себе то, что мы и так о них знали.

Вывод

Ито­го, что мы име­ем в результате?
Три нере­а­ли­зо­ван­ных про­ек­та в порт­фо­лио, раз­ных мас­шта­бов, все выпол­нен­ные в очень корот­кие сро­ки. К сожа­ле­нию, мы видим, что люди, рабо­та­ю­щие в Цен­тре ком­пе­тен­ций Югры не пони­ма­ют, что такое насто­я­щий труд, и отто­го такое отно­ше­ние к рабо­те наше­го кол­лек­ти­ва. Скла­ды­ва­ет­ся ощу­ще­ние, что это общая тен­ден­ция в Рос­сии, и что её не пере­ши­бить. Какая-то уди­ви­тель­ная бли­зо­ру­кость или про­сто обнаг­лев­шие зарвав­ши­е­ся чину­ши? Как ина­че мож­но объ­яс­нить то, что про­ек­ты про­шли обще­ствен­ные слу­ша­ния, полу­чи­ли по их резуль­та­там кор­рек­ти­ров­ки, а потом отме­ни­лись? То есть изби­ра­те­лей наду­ри­ли, наобе­ща­ли с три коро­ба, а потом тихо задви­ну­ли проекты.

Вопрос: что делать, что­бы тако­го не происходило?
1) Рабо­тать толь­ко по договору.
2) Иметь руку в адми­ни­стра­ци­и/­мин­стро­е/ка­ком-то круп­ном институте/ещё какие-то выхо­ды свер­ху — то есть админ­ре­сурс. (Ну, мы таки­ми мето­да­ми нико­гда не вый­дем из того поло­же­ния, кото­рое сей­час зани­ма­ет Россия.)
3) Искать адек­ват­ных людей дела, а не без­дель­ни­ков-пока­зуш­ни­ков-карье­ри­стов. (А они есть вообще?)
4) Не рабо­тать с госу­дар­ством вообще.

И пока весь наш опыт скло­ня­ет к чет­вёр­то­му вари­ан­ту, к сожалению.

 

На самом деле, тут есть ещё дру­гая тема, кото­рую я не затро­нул в ста­тье. А имен­но, в раз­го­во­ре с началь­ни­цей Цен­тра Ком­пе­тен­ций Югры Т.П.Тельмановой, она мне ска­за­ла такую фра­зу (не пере­дам точ­но, но око­ло того): «архи­тек­ту­ра — это толь­ко 20% от про­ек­та». Это свя­за­но с моей ремар­кой по пово­ду обще­го очень низ­ко­го уров­ня заявок от муни­ци­па­ли­те­тов. И тут из это­го отве­та, конеч­но, вполне явствен­но сле­ду­ет опре­де­лён­ный вывод о том, какой образ мыс­ли вооб­ще пре­об­ла­да­ет в этой среде.


Может быть интересно:


Подпишитесь на нас в социальных сетях!

Instagram
VK
Facebook
YouTube!
Telegram!

Подпишитесь на обновления



* нажимая на кнопку «Подписаться», вы даете согласие на обработку своих персональных данных