Интервью: Анастасия Столярова об учёбе в Бартлетт

Мы пого­во­ри­ли с нашим дру­гом — моло­дым архи­тек­то­ром Ана­ста­си­ей Сто­ля­ро­вой об обра­зо­ва­нии в Бри­та­нии. Ана­ста­сия учит­ся в шко­ле Барт­летт, а в этом году — в груп­пе Бена Хей­са, с кото­рым мы ранее дела­ли мате­ри­ал для жур­на­ла Anastasis​.me, а недав­но — они с кол­ле­га­ми по бюро сде­ла­ли боль­шую лек­цию у нас на канале.

Фото­гра­фии: Ана­ста­сия Сто­ля­ро­ва и Bartlett UCL.

Иван Мат­ве­ев: Барт­летт — самый силь­ный вуз в мире (ну или один из), где гото­вят архи­тек­то­ров. Мы как-то гово­ри­ли с тобой о спе­ци­фи­ке обу­че­ния в нем. Все­гда инте­рес­но откры­вать новое, а осо­бен­но — в кон­тек­сте моей пре­по­да­ва­тель­ской прак­ти­ки в МАр­хИ, инте­рес­но, как про­ис­хо­дит уче­ба в Барт­летт. В чем раз­ни­ца меж­ду шко­ла­ми: напри­мер, AA и Bartlett?

Ана­ста­сия Сто­ля­ро­ва: У меня нет близ­ких зна­ко­мых из АА, поэто­му почти ниче­го не смо­гу ска­зать. Сама к ним тоже нико­гда не захо­ди­ла. В Барт­лет­те счи­та­ет­ся, что в АА дает­ся боль­ше сво­бо­ды, поэто­му сту­ден­ты отту­да более твор­че­ские, чем мы. Их архи­тек­ту­ра более абстракт­ная, ото­рван­ная от реаль­но­сти, и они обра­ща­ют ещё боль­ше вни­ма­ния на «вели­кую идею» каж­до­го проекта.

— Как рабо­та­ет модуль­ная систе­ма в Bartlett? 

— Барт­летт — это 5 лет обу­че­ния, 3 года бака­лаври­а­та и 2 года маги­стра­ту­ры. Весь Барт­летт раз­де­лен на юни­ты (учеб­ные груп­пы). У пер­во­го кур­са око­ло 12 юни­тов, в каж­дом юни­те в сред­нем по 12 чело­век. У каж­до­го юни­та есть два учи­те­ля. У каж­до­го юни­та есть своя дизайн сту­дия, а у каж­до­го сту­ден­та — свой рабо­чий стол. Раз в неде­лю сту­ден­ты встре­ча­ют­ся с пре­по­да­ва­те­ля­ми на кон­суль­та­ции по про­ек­ту. На пер­вом кур­се юни­ты не отли­ча­ют­ся друг от дру­га, твор­че­ские зада­ния у всех одинаковые.

Вто­рой и тре­тий курс учат­ся вме­сте — систе­ма такая же, но в каж­дом юни­те 7 вто­ро­курс­ни­ков и 7 тре­тье­курс­ни­ков. У каж­до­го юни­та есть свое направ­ле­ние, своя тема и свой стиль, кото­рые выби­ра­ют учи­те­ля. Есть юни­ты, ори­ен­ти­ро­ван­ные на эко-архи­тек­ту­ру. Моя груп­па в этом году изу­ча­ла landscape architecture. Есть hand-drawing, или, наобо­рот, computer-based units. Есть те, кто сра­зу пере­хо­дит к пла­нам зда­ний — есть те, кто сидит по пол­го­да на одной дета­ли. В общем, всё зави­сит от учителей.

В нача­ле и вто­ро­го, и тре­тье­го года обу­че­ния каж­дый сту­дент выби­ра­ет себе юнит. Но, что­бы попасть в жела­е­мую груп­пу, надо прой­ти интер­вью с учи­те­ля­ми. Они уже реша­ют, под­хо­дит ли им в груп­пу сту­дент, или нет. На интер­вью сту­ден­ты пока­зы­ва­ют свои порт­фо­лио, а пре­по­да­ва­те­ли зада­ют вопро­сы о про­ек­тах, увле­че­ни­ях, пред­по­чте­ни­ях сту­ден­та. Если не взя­ли — сту­дент идет на интер­вью в сле­ду­ю­щий выбран­ный им юнит. И так по оста­точ­но­му прин­ци­пу — если нику­да не взя­ли, идешь в тот юнит, где оста­лись места. Юни­ты каж­дый год надо менять — ты не можешь оста­вать­ся в одном и том же 2 года под­ряд. В про­шлом году я была в деся­том, в этом — в пятом.

В маги­стра­ту­ре такая же систе­ма юни­тов, но менять юни­ты на 4 и 5 году обу­че­ния неже­ла­тель­но, обыч­но все учат­ся 2 года под­ряд в одном и том же.

— В чем состо­ит мето­ди­ка? Какие есть трен­ды в пода­че про­ек­та? Как вы про­да­ё­те про­ек­ты, что для тебя самое важ­ное в подаче?

— Мето­ди­ка пре­по­да­ва­ния про­ста — ты все­му учишь­ся сам. На бака­лаври­а­те есть 4 пред­ме­та (моду­ля) — про­ект, исто­рия и тео­рия архи­тек­ту­ры, пред­при­ни­ма­тель­ство и тех­но­ло­гия дизайна.

Глав­ный пред­мет — это твой соб­ствен­ный про­ект. Все­го мы дела­ем 2 про­ек­та в год — в пер­вом и вто­ром полу­го­дии. У нас нет посто­ян­ных сдач, кон­троль­ных, сес­сий. Сту­ден­ты при­хо­дят в сту­дии на свои рабо­чие места утром и ухо­дят вече­ром. Никто не кон­тро­ли­ру­ет посе­ща­е­мость. Един­ствен­ный метод хоть како­го-то «кон­тро­ля» — встре­чи с учи­те­ля­ми раз в неде­лю на 30 минут, на кото­рых сту­ден­ты пока­зы­ва­ют про­де­лан­ную за неде­лю рабо­ту и кон­суль­ти­ру­ют­ся, что делать дальше. 

По осталь­ным трем пред­ме­там есть пары в нача­ле года, по одной лек­ции в неде­лю. После ново­го года надо сдать рабо­ты по каж­до­му модулю.

Про­грам­мам нас не учат — есть вечер­ние бес­плат­ные клас­сы сво­бод­но­го посе­ще­ния, но, если быть чест­ной, сту­ден­ты всё учат сами. Основ­ная идея Барт­лет­та в том, что сту­ден­ты сидят по сво­им сту­ди­ям, смот­рят на то, что дела­ют сосе­ди — и дела­ют так же. Вто­ро­курс­ни­ки учат­ся у тре­тье­курс­ни­ков, тре­тье­курс­ни­ки друг у дру­га. Идет посто­ян­ный обмен зна­ни­я­ми. Все посто­ян­но друг к дру­гу при­ста­ют с вопро­са­ми «Ой, а как ты это сде­лал? А это? А покажешь?».

У мето­ди­ки про­ек­ти­ро­ва­ния нет ника­ких рамок и огра­ни­че­ний, каж­дый сам для себя реша­ет, как ему удоб­но рабо­тать. Но, если обоб­щать, то при­мер­но месяц мы изу­ча­ем свой уча­сток, смот­рим рефе­рен­сы, дела­ем кар­ты, дума­ем над иде­ей. Ещё месяц рабо­та­ем над дизай­ном, начи­на­ем с быст­рых скетчей/моделек, а потом начи­на­ем делать пла­ны, или сра­зу моде­лим в Rhino (в Барт­лет­те все бака­лав­ры рабо­та­ют в Rhino). 

Сле­ду­ю­щие месяц-пол­то­ра дела­ем финаль­ные пла­ны и раз­ре­зы, моде­ли, рен­де­ры, соби­ра­ем всё в порт­фо­лио. Тре­тье­курс­ни­кам надо сдать объ­ем­ный тех­ни­че­ский отчет в при­ло­же­ние к про­ек­ту. Вто­ро­курс­ни­кам доста­точ­но 12 стра­ниц с летней/зимней стра­те­ги­ей, внут­рен­ней сре­дой, отоп­ле­ни­ем, вен­ти­ля­ци­ей, пр.

Стиль пода­чи зави­сит от юни­та. Мы не зна­ем, что такое под­рам­ни­ки, у нас нет чет­ких пра­вил по гра­фи­ке (не знаю, есть ли они в МАр­хИ) — руко­вод­ству­ем­ся толь­ко здра­вым смыс­лом. Тол­щи­ну линий, штри­хов­ки, цве­та, обо­зна­че­ния — все выби­ра­ешь сам. Боль­шин­ство дела­ют порт­фо­лио на А3+, ред­ко А2. Не любят, когда на стра­ни­цах хаос из инфор­ма­ции — порт­фо­лио долж­но быть чет­ко раз­де­ле­но на гла­вы, раз­де­лы, на каж­дой стра­ни­це — отдель­ный кусо­чек информации.

Конеч­но, у нас есть тре­бо­ва­ния к про­ек­там, кото­рые надо соблю­дать: в порт­фо­лио надо обя­за­тель­но вклю­чить план, раз­рез и фасад. Но то, в каком сти­ле они будут — зави­сит толь­ко от уче­ни­ка. Они не долж­ны быть сде­ла­ны по ГОСТу: не важ­но, про­счи­тал ли общую пло­щадь туа­ле­тов, в пра­виль­ную ли сто­ро­ну откры­ва­ют­ся две­ри, и где, вооб­ще, вен­ти­ля­ция. Но самое важ­ное в про­ек­те — это «силь­ная идея» в кон­цеп­ции про­ек­та. Нико­му не инте­рес­но смот­реть на финаль­ные рен­де­ры, если за ними не вид­но все эта­пы раз­ви­тия дизай­на, глу­бо­кое раз­мыш­ле­ние и аргу­мен­та­цию каж­до­го при­ня­то­го решения.

— Что такое KoozArch, и в чем там смысл?

— KoozArch — как Пин­те­рест, в кото­рый мож­но поза­ли­пать, вдох­но­вить­ся и най­ти хоро­шие рефе­рен­сы для пода­чи. Ниче­го там не читаю, толь­ко смот­рю картинки.

— В инсти­ту­те учат писать, гово­рить? Как выра­ба­ты­ва­ет­ся этот осо­бен­ный стиль речи?

— Писать и гово­рить не учат, мы сда­ём все­го 1 эссе в год по исто­рии архи­тек­ту­ры. Я писа­ла про Tate Modern. Мы мно­го раз­го­ва­ри­ва­ем меж­ду собой, с учи­те­ля­ми, слу­ша­ем на про­смот­рах. У нас ещё есть откры­тые вечер­ние лек­ции по сре­дам, где высту­па­ют раз­ные спи­ке­ры из мира архи­тек­ту­ры. Каж­дый три­местр у нас про­хо­дят про­смот­ры, на кото­рых сту­ден­ты долж­ны пред­ста­вить свой про­ект перед пане­лью учи­те­лей, поэто­му гово­рить при­хо­дит­ся. Отсю­да и появ­ля­ет­ся свой «язык», мне кажется.

— Сту­ден­там гово­рят, что нуж­но делать, что­бы луч­ше раз­би­рать­ся в про­фес­сии, направ­ля­ют смотреть/читать что-то, что­бы рас­ши­рить кру­го­зор? Ведь оче­вид­но, что такие поэ­ти­че­ские про­ек­ты невоз­мож­но делать, осно­вы­ва­ясь толь­ко на узко­спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ном бага­же. Что зада­ют читать (фило­со­фов, какую-то литературу)

— Смотреть/читать могут дать пре­по­да­ва­те­ли на туто­ри­а­лах (лич­ных встре­чах), кото­рые про­хо­дят раз в неде­лю. Но это не обя­за­тель­ная про­грам­ма. Если им при­дёт в голо­ву какой-то рефе­ренс — они его посо­ве­ту­ют, конеч­но. У нас есть спи­сок книг и филь­мов, кото­рые нам выда­ва­ли на пер­вом кур­се, но, чест­но, мне кажет­ся, что его никто нико­гда после это­го не откры­вал… При­кол в том, что мы спе­ци­аль­но ниче­го не дела­ем. Зву­чит очень пафос­но, но вся эта магия Барт­лет­та появ­ля­ет­ся из высо­кой кон­цен­тра­ции людей на кв. метр, искренне любя­щих архи­тек­ту­ру. Про­сто, когда сту­ден­ты рабо­та­ют в сту­дии (это вооб­ще кит, на кото­ром всё дер­жит­ся), у них про­ис­хо­дит обмен иде­я­ми. Рядом сидят маги­стран­ты. Рядом ходят учи­те­ля. Посто­ян­но про­хо­дят выстав­ки. Вы меж­ду собой обсуж­да­е­те про­ек­ты. К нам при­хо­дят недав­ние выпуск­ни­ки, кото­рые пока­зы­ва­ют свои порт­фо­лио, и дают советы.

Ещё важ­но то, что все груп­пы раз­ли­ча­ют­ся меж­ду собой. Вот идёшь по кори­до­ру, захо­дишь к сво­е­му дру­гу в сту­дию (все сту­дии в Барт­лет­те — open space), смот­ришь, что они делают:
— О, при­коль­но, про конец мира? Апокалипсис?
— А мы вот дела­ем фаб­ри­ки в Финляндии.

 Такой про­стой, сво­бод­ный раз­го­вор может кру­то помочь с новы­ми иде­я­ми для тво­е­го проекта.

Сту­ден­ты живут в уни­вер­си­те­те. Мно­гие при­хо­дят в 7 утра (с откры­ти­ем) и ухо­дят толь­ко в 10 вече­ра, когда их выго­ня­ют охран­ни­ки. Дома сту­ден­ты толь­ко спят. Даже если ты вооб­ще не хочешь ниче­го делать, всё рав­но луч­ше прий­ти в уни­вер­си­тет. Поту­пить, кофе попить, поку­рить, а заод­но посмот­реть, что дела­ют дру­гие. У сту­ден­тов Барт­лет­та нет дру­гой жиз­ни, всё вер­тит­ся вокруг архи­тек­ту­ры. Я не знаю ни одно­го, кто ещё рабо­тал бы в учеб­ное время.

 


Может быть интересно:


Подпишитесь на нас в социальных сетях!

Instagram
VK
Facebook
YouTube!
Telegram!

Подпишитесь на обновления



* нажимая на кнопку «Подписаться», вы даете согласие на обработку своих персональных данных