17 слов о вдохновении в архитектуре

Если вы ещё не смотрели вдохновляющее выступление Даниэля Либескинда на ТЕД 2009 года, это несомненно надо сделать! Ниже приведены основные тезисы из выступления. (А в видео можно включить субтитры, а на ted.com есть расшифровка выступления целиком.)


Я бы хотел начать с цитаты моей любимой музы Эмили Дикинсон, которая сказала, что стремление к познанию не есть признак понимания и не есть признак невежества. Это нечто между верой в то, чего мы можем достичь, и традициями, ушедшими в прошлое.

Wonder is not knowledge, neither is it ignorance… It’s something which is suspended between what we believe we can be,and a tradition we may have forgotten.

Основа архитектуры — это не участок земли, сталь или бетон. В ее основе — желание сотворить чудо. Именно это стремление сподвигло наших предшественников на создание великих городов и архитектурных сооружений.

Именно в этом стремлении и весь смысл. Архитектура — этот повествование. Это история, рассказанная с помощью камня. Это история преодоления и борьбы человека за превращение невозможного в возможное…

Daniel Libeskind 17 words on architectural inspiration

Daniel Libeskind 17 words on architectural inspiration

…я считаю оптимизм движущей силой архитектуры. Архитектор — это единственная профессия, в которой вы просто обязаны верить в будущее. Пессимистом может быть генерал, политик, или экономист. Музыкант может сочинять в миноре, а художник писать в черных тонах. Но архитектура — это порыв, это вера в лучшее будущее. Именно эта вера и движет обществом.

Я — приверженец экспрессии. Никогда не любил нейтральность — ни в жизни, ни где бы то ни было. Выразительность. Как в кофе эспрессо, где вы берете самую суть кофе, экспрессия — это суть архитектуры.

Архитектура должна быть радикальной, а не консервативной. Что значит «радикальный»? Это значит имеющий корни, корни, лежащие глубоко в традициях. Я считаю, что архитектура должна отражать сущность сложившейся традиции, а не быть мертвой формой, заспиртованной во времени.

Все наше существование — это борьба эмоций, они делают наш мир таким удивительным. Наши города сами порождают это противостояние — противостояние между чувствами и безразличием.

…архитектура — это не язык слов. Но тем не менее, это язык. Язык, который нельзя воспроизвести с помощью букв и слов. К сожалению, многие здания, которые нас окружают, настолько банальны, что история, которую они могут рассказать, совсем короткая: «Нам нечего вам рассказать».

Ручная работа или компьютер. Конечно, что бы мы делали без компьютеров? Вся наша деятельность зависит от компьютера. Но компьютер должен служить лишь орудием, которым управляет человек. Я считаю, что рука, при всей своей примитивности и несовершенстве, рука движима силами, природа которых не вполне понятна; и, хотя в них нет ничего мистического, мы понимаем, что рукой движут силы, находящиеся вне нашего контроля.

В последнее время простота пользовалась большим почетом. Я с этим совершенно не согласен… Я думаю, что и мы, архитекторы, не должны этого избегать. Нейрохирургия, атомная теория, генетика, экономика — все это сложнейшие сферы. И я не вижу причин почему нам нужно притворяться и пытаться создавать внешнюю простоту, которая всего лишь иллюзия. Архитектура — очень сложная область. Пространство само по себе очень сложное понятие. Оно способно создавать новые формы само из себя. Поэтому мы не должны пытаться вместить его в упрощенные формы, к которым мы привыкли. Наши жизни сложны. Наши эмоции сложны. Наши интеллектуальные стремления тоже сложны. И я считаю, что архитектура должна отражать сложность занимаемого нами пространства, сложность наших взаимоотношений.

Политика не враг архитектуры. Политика — это жизнь города, это все мы, живущие в этом городе. Я всегда подхожу к созданию любого сооружения, как к политическому шагу. Постройка обычного жилого дома — это тоже политический шаг, потому что его увидят другие люди.

…очень важно, чтобы она была подлинной. Мы научились имитировать почти все, но так и не смогли воссоздать человеческое сердце или человеческую душу. Архитектура очень тесно переплетена с нашими жизнями — мы где-то рождаемся и где-то умираем. Поэтому ее подлинная сущность должна исходить изнутри, а не черпаться из наших знаний, теорий и книг.

Необычная или привычная архитектура? Что такое привычка? Это всего лишь оковы, в которые мы сами себя заковываем. Поэтому необычное всегда остается непривычным. Взять, например, любой кафедральный собор — он всегда остается необычным. Или здания Франка Гери — они будут продолжать нас удивлять и в будущем.

…архитектура необычная и необузданная. Что отличает ее от архитектуры изысканной? Я бы сказал, что это проявление страстей. Эта архитектура, не тронутая роскошью и дорогими декорациями, архитектура, лишенная рафинированности, присущей высокой культуре.

…архитектура не нема. Это средство общения. Это повествование о глубинах наших страстей. Это беспристрастная оценка веков, давно ушедших в прошлое.

Меня никогда не привлекала молчаливая архитектура. Молчание — это кладбище, но никак не город. Города должны быть наполнены живыми вибрациями, звуком и музыкой.

И конечно риск. Архитектура должна содержать долю риска. Конечно за это можно и поплатиться, но это не значит, что оно того не стоило. … Идти на риск, который, несмотря на ошибки, толкает архитектуру на создание сооружений новых и гораздо лучших, чем пустые стандартные «коробки».

…самое главное в архитектуре — это пространство. Не мода и не отделка. А возможность создать что-то простое, но неповторимое, — на это способна только архитектура. Пространства необходимы нам, чтобы дышать и мечтать. Я говорю о пространствах для всех, а не о роскошных сооружениях для избранных.
Я говорю о пространствах, для которых главное не стильность или воплощение новомодных теорий. Речь идет о площадке для деревьев, о создании уголков, привносящих мир природы в жизнь города. Такие пространства превращают недоступное в доступное. Вот в чем я вижу природу архитектуры.

Я верю в демократию. Мне не нравятся великолепные здания, воздвигнутые тоталитарными режимами, где люди не могут открыто выражать свои мысли и голосовать. Мы слишком часто восхищаемся такими зданиями. Мы считаем их прекрасными. Но когда я думаю о том, что воздвигнуты они обществом, в котором люди лишены свободы, я не могу ими восхищаться. Поэтому какой бы сложной ни была демократия, я в нее верю.

Крис Андерсон: У меня к вам вопрос. Смирились ли Вы с тем, что Ваш первоначальный потрясающий проект застройки Ground Zero был отвергнут?

Д.Л.: Понимаете, я не сторонник авторитаризма. От авторитаризма нужно избавляться. Нужно учитывать и другие мнения — это только улучшит проект. Я вырос в Бронксе и умею постоять за себя. Я умею бороться за то, во что верю. Нельзя всегда побеждать, но можно повлиять на результат. Я уверен, что Ground Zero будет наполнен смыслом и надеждой. Мы таким образом расскажем будущим поколениям о наших жертвах и о том, что здесь произошло, и как повлияло это событие не только на жизнь Нью-Йорка, но и на жизнь всего мира.

Источник: TED talks.

Может быть интересно: