Книга: Владимир Фаворский «Об искусстве, о книге, о гравюре»

Владимир Фаворский «Об искусстве, о книге, о гравюре».

Владимир Фаворский «Об искусстве, о книге, о гравюре».

Продолжая тему литературы, мы должны обязательно рассказать о великом русском художнике гравере Владимире Фаворском.

«…Если тебе нечего сказать людям, ты никогда не станешь художником. Если ты мелочен, расчётлив, завистлив, эгоистичен, ты не можешь быть художником. В каждой картине живёт, фиксируется время, прожитое художником. Будет видно, прожил он его творчески или нет…»
— Владимир Фаворский.

Владимир Андреевич Фаворский учился в Строгановском училище и за рубежом. С 1921 г. преподавал во ВХУТЕМАСе, в 1923—1925 гг. был его ректором.

Как и в немецком Баухаузе, во ВХУТЕМАСе, создали «основное» (подготовительное) отделение, где читали общий пропедевтический курс «формальной композиции» . Его авторами были Фаворский, П. Я. Павлинов, К. Н. Истомин. В 1921—1924 гг. по приглашению Фаворского во ВХУТЕМАСе преподавал теорию искусства П. А. Флоренский. Фаворский преподавал на графическом факультете ксилографию (гравюру на дереве), на основном отделении читал курс «Введение в теорию пространственных искусств», на графическом факультете также — «Теорию композиции» и «Теорию графики». Программа курса «Теория композиции» сохранилась в архивах художника, она составлена, безусловно, под воздействием книги Гильдебранда «Проблема формы в изобразительном искусстве».

Учениками Фаворского были, в частности: С. Д. Бигос, А. Д. Гончаров, А. А. Дейнека, Г. А. Ечеистов, Ф. Д. Константинов, Л. Р. Мюльгаупт, М. И. Пиков, Ю. И. Пименов, М. И. Поляков, А. Г. Тышлер.

«Фаворский занимался и декоративным искусством. В 1937 году, например, за работу по оформлению Советского павильона Всемирной выставки в Париже он был удостоен высшей награды „Гран при“. Но предпочтение художник отдавал гравюре. Метод Фаворского оказался особенно плодотворным, когда он принялся за серию, посвященную „Годам революции“.

Оба выполненных им листа представляют собой синтез зрительных впечатлений, характерных для 1917 года и для последующих лет. Кадры не сменяют друг друга, но составляют единое целое. Каждый лист расстилается, как ландкарта, в нем соединено несколько моментов, каждый из которых представлен с особой точки зрения. Оба листа требуют внимательного разглядывания, ибо тема раскрыта в них через сложный клубок образов.

В. Фаворский. «Годы революции. Октябрь». 1928. Бумага, ксилография.

В. Фаворский. «Годы революции. Октябрь». 1928. Бумага, ксилография.

В первом листе центральное место занимает фигура Ленина на трибуне. Перед ней, как бурное море, кипит митинг за прекращение империалистической войны и раздачу народу земли.

Эту главную тему дополняют, с одной стороны, окопы на западном фронте, с другой — картина борьбы народа с внутренним врагом, с белогвардейцами.

Не забыта и фигурка мальчишки, продавца газет, бегущего по нижнему краю. В самой композиции листа выражена взрывная сила революции. Даже разорванный шрифт надписи „Октябрь 1917“ подчиняется этой стихийной силе.

В. Фаворский. «1919, 1920, 1921 годы». 1928. Станковая гравюра.

В. Фаворский. «1919, 1920, 1921 годы». 1928. Станковая гравюра.

В листе, рисующем годы гражданской войны, сильнее выражена концентрация революционных сил. Красная конница устремляется на отвоевание Крыма и Сибири; партизаны торопливо уходят в леса; на юго-востоке встает призрак голода в образе издохшего верблюда и погребальной арбы. Даты „1919—1920—1921“ сбиты в колонку, и только слово „голод“ перевернулось, как обглоданный собаками скелет лошади.» — Алпатов М. В. «Этюды по истории русского искусства», том 2, 1967.

В. Фаворский. «Книга Руфь». 1924.

В. Фаворский. «Книга Руфь». 1924.

В. Фаворский. «Книга Руфь». 1924.

В. Фаворский. «Книга Руфь». 1924.

В 1986 году к столетию со дня рождения В. А. Фаворского в СССР была издана книга «Об искусстве, о книге, о гравюре», в которую вошли размышления художника о разных видах искусства. Она вышла огромным, для такого издания, тиражом — 35 000(!) экземпляров. Ее до сих пор можно купить в букинистических магазинах. Для меня особое место в этом издании занимает глава «О шрифте». В ней Владимир Фаворский пишет о взаимоотношении шрифта с листом, о пространстве листа. Это то, что совершенно забыто теперь в МАрхИ.

Его точнейшее описание отношения буквы и белого запомнилось мне с детства: «Буква тонет в белом и возникает из белого (буква как бы похожа на муху в молоке). Иначе буква сухо лежала бы на листе в цветовом отношении и как бы могла быть сброшена с листа бумаги.»

И уже позже, работая со шрифтовой композицией, я возвращался к этой цитате и восхищался её точности и живости. Книгу Владимира Фаворского обязательно надо прочитать людям, работающим с русской типографикой, да и просто людям, работающим с графикой.